?

Log in

На formspring.me/lamed мне можно задать любой вопрос, даже анонимно. И я таки да на него отвечу (б"н).

Но можно задавать и в комментариях к этому посту.

Aug. 25th, 2016

Меня попросили написать развернуто про ишув, в котором наша семья сейчас живет. (Для справки: мы в стране 3,5 года, первые 2,5 года прожили в Реховоте.)

Итак, местный совет Карней Шомрон (сокращенно Карнаш), население около 9000 человек, состоит из трех крупных поселков (или районов): Гинот Шомрон, Карней Шомрон и Неве Менахем и двух маленьких: Элоней Шило и Рамат Гилад. Каждый поселок на своем холме. Мы живем в Гиноте, но все районы расположены близко друг от друга. В каждом районе есть магазин, школа, детский сад, синагога, миква, парк, детские площадки и т.д. Кроме того, на въезде в Карнаш есть торговый район, где находится местный совет, банк, Битуах Леуми, почта, аптека, школа, ресторанчики и магазины, большой супермаркет "Хинам плюс", матнас с бассейном и всякими кружками, спортивная площадка и клуб для пенсионеров. Ишув очень старый (почти 40 лет), очень развитый, чистый и опрятный. Как я уже писал, у нас, в частности, все приспособлено для инвалидов-колясочников. Больничные кассы присутствуют три: Клалит (больше всего), Маккаби и Леумит.

Географически Карнаш расположен в 15 км к востоку от Кфар Сабы по шоссе 55. От нас открывается великолепный вид на долину, где протекает (зимой) ручей Кана (упомянут в Танахе как граница между коленами Менаше и Эфраима). Долина является заповедником. Климат у нас такой же, как в Кфар Сабе - может быть, чуть-чуть прохладнее - это, конечно, горы, но далеко не Иерусалим. Ветер дует практически постоянно. Снега зимой нет. Моря тоже нет ;)

Карнаш - ишув городского типа. Это значит, что для того, чтобы поселиться в нем не нужно проходить приемную комиссию, достаточно просто снять или купить жилье, как в любом городе. Население, в основном, англоязычное (у нас есть даже бейсбольная площадка и можно видеть детей, играющих в бейсбол), но и русскоязычных жителей довольно много. Высокий уровень образования: более 80% школьников получают багрут, а местная команда по робототехнике заняла в прошлом году 2 место на международных соревнованиях. Население смешанное - религиозное, в основном - дати леуми ("вязаные кипы") и нерелигиозное. По основным дорогам можно ездить в шаббат.

Помните, что это ишув, поэтому люди здесь очень дружелюбные и охотно помогут. Но при этом город, так что никто никому в тарелку не заглядывает.

Съем, ориентировочно - 3500 шек в месяц за 5-комнатный дом, коммунальные услуги отдельно. Есть дома поменьше и половинки.

В транспортном отношении все очень хорошо. Из Гинота до центра можно вполне дойти за 20 минут пешком и за 5 минут - до магазина в самом Гиноте. На машине до Кфар Сабы 15 минут езды и столько же на автобусе - он едет прямо. Автобусов в Кфар Сабу несколько, ходят в часы пик раз в полчаса и даже чаще, днем - раз в час. Последний приходит в час ночи. Автобусы едут до цомет Раанана, проезжая Кфар Сабу по главной улице насквозь и заезжают на станцию ракевет. Есть также частые автобусы в Бней Брак (удобно тем, кто работает в Тель-Авиве, он останавливается также на станции ракевет Рош а-Аин) и пару раз в день - в Ариэль и Иерусалим. В целом, общественный транспорт удобен тем, кто работает в районе а-Шарон (Кфар Саба, Раанана, Герцлия) - до всех промзон можно добраться на автобусе максимум с одной пересадкой. Станции ракевет в Раанане сейчас строятся и с ними добираться будет еще быстрее. Для автомобилей сейчас построили очень удобное шоссе 531, с которого можно выехать на шоссе 4, не проезжая через Кфар Сабу и достраивается связка с участком вокруг Раананы без заезда на цомет Раанана, где всегда пробки. Сам я работаю на дальнем конце Раананы и добираюсь за 40 минут на машине или примерно за час на автобусе.

Ближе, чем Кфар Саба, находится большой ишув Альфей Менаше, но автобусом туда можно доехать только через Кфар Сабу.

В противоположном направлении - 20 минут на машине до Ариэля. Дорога хорошая, ее недавно отремонтировали, но очень извилистая, зато по ней очень приятно проехать хотя бы ради пейзажей.

Что касается абсорбции - у нас нет офиса минабсорбции и в ульпан придется ездить в Кфар Сабу или Раанану. Но мы и из Реховота ездили в ульпан в Ришон ле-Цион.

Предвосхищая вопросы по поводу безопасности. У нас безопасно. Карнаш относится к Центральной Самарии, где очень густо расположены еврейские поселки. Много армейских баз, дорога контролируется камерами. От нас 15 км до "зеленой черты" (линии прекращения огня 1947 г.) - она проходит по шоссе 6 почти вплотную к Кфар Сабе. Но на местности вы ее не увидите. КПП находится ближе к нам - всего в 10 км, за Альфей Менаше. Большой арабский город Калькилия находится до КПП, ближе к Кфар Сабе, но он окружен забором безопасности с трех сторон.

Если есть еще вопросы - задавайте, я с удовольствием отвечу.
С глубоким негодованием и с болью в сердце прочел каждый, в ком не заглохло человеческое чувство, печальную повесть кишиневских погромов. Уже краткое правительственное сообщение, перечислявшее убитых и раненых, несмотря на свой лаконизм и официальную сухость, давало возможность догадываться, что произошло нечто чудовищное.

Дальнейшие сведения, помещенные в «СПБ. ведомостях», «Русских ведомостях», «Восходе» и «Новостях», подтвердили эти догадки. Получилась такая картина, перед которой, по свидетельству очевидца, бледнеет воспоминание о киевском погроме в 1882 г. Около пятидесяти убитых, около ста пятидесяти тяжело раненых. По сообщению «С.-Петербургских Ведомостей», в «мертвецкой» обезображенные и изуродованные трупы лежали друг около друга, многие были покрыты перьями и казались белыми... Одна мать нашла убитыми трех своих сыновей. Само собою разумеется, что эти убийства сопровождали разбойнические нападения на имущество, расхищение добра. Размеры бедствия неисчислимы, 4000 семейств разорено и остались буквально нищими.

При чтении этих известий, начиная с правительственного сообщения, изумляет прежде всего фактическая возможность подобных событий в большом и благоустроенном городе, с администрацией, полицией и значительной военной силой.

Изумление возрастает, когда узнаешь, что погром предвиделся заранее и, стало быть, никого, кроме несчастных жертв, врасплох не захватил. Оно достигает последних пределов при ознакомлении с самым ходом и формами погрома, продолжавшегося более двух дней, имевшего характер систематических и последовательных нападений отдельными и небольшими кучками в 20—25 человек на отдельные дома и лавки. Вполне естественно, что в печати не только общей, но и специальной («Судебное обозрение») поднят вопрос о возможной ответственности — уголовной и гражданской — кишиневских властей за бездействие. По сообщению «Русских ведомостей», кишиневская городская дума постановила в экстренном своем собрании обратиться к министру внутренних дел с указанием на «слабую деятельность местной полиции». «Судебное обозрение» справедливо указывает, что недостаточная предупредительность местной власти при возникновении вообще беспорядков уже не раз отмечалась высшею властью, и что еще по поводу беспорядков 1882 г. высочайшим повелением от 3 мая 1882 г. было постановлено «дать знать подлежащим губернским начальствам, что на их ответственность возлагается своевременное принятие предупредительных мер для отвращения поводов к подобным беспорядкам и для устранения беспорядков в самом начале, если бы они возникли, и что за всякое в сем отношении небрежение административных и полицейских властей, когда они могли, но не озаботились отвратить насильственные действия, виновные будут подлежать устранению от должностей». В Кишиневе, по-видимому, не было сделано и попытки подавления беспорядков. Одно из наиболее юдофобских местных изданий, сделавшее националистскую травлю своей специальностью, прямо говорит, что движение, «разыгрываясь в течение двух дней и достигнув апогея», стихло «вдруг» и «уже на третий день чувствовалось, что строгие меры предосторожности уже излишни».

Власти, таким образом, приступили к выполнению своего долга только тогда, когда миновала в том надобность. Не знаем, будет ли поставлен вопрос об их уголовной и гражданской ответственности: от нравственной ответственности перед культурным обществом и перед историей им не уйти, она ложится на них всей тяжестью погибших человеческих жизней, разоренных и обездоленных семей.

Трудно было ожидать, чтобы вопиющие факты кишиневского погрома могли дать повод к новому натиску со стороны известной части прессы, проповедующей боевой антисемитизм. Такой натиск оказался, однако, возможным. Обнаружилась полнейшая, в сущности, духовная солидарность некоторых (к счастью, немногих) представителей печатного слова с той разнузданной чернью, которая 6 и 7 апреля беспрепятственно бушевала в Кишиневе. Нашлось растленное перо, не побоявшееся написать по поводу сообщений, появившихся в «Новостях», следующие, поистине позорные, слова: «Евреи всегда так: сначала напакостят, а потом сами же гвалт поднимают и взывают к общественному состраданию».

В другом № газеты, где напечатана эта фраза, мы читаем: «Как бы то ни было, ужасная трагедия разразилась. Остается пожелать, чтобы она послужила искупительным уроком для евреев, хотя на будущее время, а главное, чтобы из-за нее не пострадали те несчастные христиане (!!), которые не по своей вине обречены жить вместе с ними, обречены жить у порохового погреба, рискуя каждую минуту стать жертвой (!!) его рокового соседства». Наконец, в третьем № рекомендуется и средство избежать погромов: оно заключается в том, что евреи должны стать доброжелательны по отношению к народу, среди которого они живут, уживаться с ним, не отчуждаться от него, доказывать ему, что евреи не паразиты, а такие же преданные родине граждане, как и его дети, что они уважают законы и также готовы каждую минуту отдать за эту родину «свою жизнь до последней капли крови (?!)»*.

Мы бы не останавливались на приведенных заявлениях, если бы возможность их распространения в печати не объясняла, по крайней мере в известной степени, возможности таких событий, как кишиневский погром. Оказывается ведь мыслимым такое воззрение, согласно которому право неприкосновенности жизни и здоровья должно быть еще заслужено евреями, — само по себе оно им не принадлежит. Если еврей убит или изувечен, то первое чувство — жалости к тому «несчастному христианину»-убийце, который пострадает из-за того лишь, что ему подвернулся еврей. Крики и вопли избиваемых презрительно именуются жидовским гвалтом. Матери, оплакивающей трех убитых своих сыновей, внушается, что она должна воспринять это убийство, как искупительный урок за прегрешения еврейского племени...

Такого рода проповедь представляется хотя и уродливым, но к несчастью естественным плодом того режима, который, между прочим, ею же и поддерживается, — режима угнетения и бесправия. Заметим, что даже цитированная нами беззастенчивая газета не решилась в этом случае объяснять погром исключительно местью населения за экономический гнет и эксплуатацию, — не решилась как потому, что никаких данных, свидетельствующих о таком гнете, в данном случае нельзя было привести, так и ввиду самого характера погрома.

Пришлось придумать новое объяснение, опять-таки, понятно, обвиняющее евреев: они, дескать, деморализовали рабочих и обострили и без того напряженное положение раздачей прокламаций, проповедующих анархию.

Недостает немногого до того, чтобы объявить буйную кишиневскую чернь защитницей «устоев», давшей хороший урок подкапывающимся под эти устои...

Истинное объяснение, конечно, не в этом. Оно заключается, как сказано, в том законодательном и административном режиме, под влиянием которого создаются отношения христианского населения к еврейскому. С точки зрения этого режима еврей — пария, существо низшего порядка, нечто зловредное an und fur sich*. Его можно только терпеть, но его следует всячески ограничить и связать, замыкая его в тесные пределы искусственной черты. В слоях населения, чуждого истинной культуры, от поколения к поколению переходит исторически сложившееся воззрение на еврея, как на «жида», виноватого уже в том одном, что он родился «жидом». Такое жестокое и грубое отношение к целой народности встречает себе в господствующем режиме как бы косвенное подтверждение и признание, и в результате оказывается возможным чистосердечное убеждение крестьянского парня, убившего еврея, что «за них суда нету». Можно быть совершенно уверенным, что огромное большинство участников кишиневского погрома если и не думало совершенно того же, то во всяком случае никаких опасных последствий для себя не предвидело. В этом, несомненно, самая трагическая сторона происшедших событий. Они действительно являются «искупительным уроком»... но только не для евреев!
По мотивам бойни в редакции французской газеты в сети появилось впечатляющее количество постов в защиту неограниченной, практически либертарианской свободы слова, включающей право оскорблять кого угодно и как угодно. Создается впечатление, что именно такой степенью свободы слова располагают европейцы и только агрессивные радикалы пытаются их этой свободы лишить. Непонятно только, почему мишенью этой атаки стала редакция издания столь мерзопакостного, что, если бы не ужасная трагедия, думающие люди постеснялись бы выступать в его защиту.

Чтобы найти объяснение этому факту, достаточно вспомнить события, произошедшие совсем недавно в соседних европейских странах. Например, в этот вторник в Кельне прошла демонстрация "против исламизации Запада". Мирные такие люди с плакатами прошли. Однако, "по распоряжению властей в знак осуждения оганизации PEGIDA [организатора акции] была отключена внешняя подсветка главного собора города, а также все уличное освещение на центральных улицах".

Куда более страшные вещи творились в британском Роттерхеме. В конце августа в прессу попала история о том, что в течение последних 16 лет около 1400 детей, в том числе малолетних были изнасилованы, принуждались к занятию проституцией и т.д. О происходящем знали власти, знала полиция, но поскольку члены банды были пакистанцами, ни полиция, ни власти ничего не предпринимали, опасаясь обвинений в расизме.

Эти и другие примеры показывают, как на самом деле обстоят дела со свободой слова в Европе при обсуждении тем, касающихся мусульман. Любой, пытающийся начать серьезное обсуждение этих тем, немедленно подвергается массированной атаке со стороны левонастроенной общественности при поддержке государства, и практически всегда бывает вынужден отступить. Это прекрасный способ делегитимации любой идеи - сначала нужно затравить, заставить замолчать или другим способом устранить всех, кто поддерживает эту идею, оставив парочку самых бездарных и слабоумных. А потому можно будет сказать, указывая на них пальцем: "Да, у нас свобода слова и сторонники этой идеи тоже имеют право высказаться, но посмотрите, что они из себя представляют. Неужели вы хотите к ним присоединиться?"

Таким путем главным борцом с исламизмом оказывается патологическая антисемитка Ле Пен, главным борцом против Путина - национал-социалист Навальный, а главными защитниками свободы слова - карикатуристы, рисующие израильских солдат кровавыми маньяками. Примеры в других странах можете подыскать самостоятельно.

Позавчерашний теракт застал европейскую свободу слова загнанной в угол в ожидании последнего удара. Но вызванная им дискуссия, похоже, развивается по тому же самому сценарию. Среда была днем массовых выступлений в защиту свободы слова, в четверг нам уже указывали: "Посмотрите, кого вы защищаете", пятница началась с самобичевания, опасений по поводу "огульного обвинения всех мусульман" и призывов "бороться с экстремистами любого вероисповедания". Телега вернулась в привычную колею.
Бывший инспектор по ценам на продукты: “Создание конкурентных рыночных условий полезнее, чем контроль”

Мейрав Арлозоров

Министр финансов Яир Лапид накануне праздника Суккот отозвался о движении “Берлинского протеста” с искренним сочувствием: “Я присоединяюсь к гневу общественности”, - сказал он.

“Израильтяне задают вопрос, почему в Берлине дешевле. Если посмотреть на нынешний бюджет”, - добавил Лапид, имея в виду бюджет на 2015 год и сопутствующий ему закон о хозяйственном регулировании, которые были утверждены правительством, - “можно увидеть, что есть все больше и больше товаров, цены на которые контролируются. Мы будем продолжать вносить дополнительные товары (в список контролируемых - М.А.), не спрашивая производителей”.
Read more...Collapse )
Данным постом я хочу выразить благодарность программистам и дизайнерам ЖЖ за сделанные ими улучшения. В особенности, за новую систему комментариев и великолепную новую френдленту. Молодцы.

Если вы думаете так же, как и я, напишите об этом у себя в журнале. Потому что тем, кто делает такие классные вещи, наверняка очень неприятно читать весь этот поток ругани, который обрушивается здесь на каждое улучшение.
Латме обязательно нужно помочь. Особенно после злорадной реакции противоположной стороны, хочется чтобы Латма продолжала выходить в эфир - всем назло.

Оригинал взят у entova в ЛАТМА нуждается в помощи
Оригинал взят у inessa_b в ЛАТМА нуждается в помощи
Оригинал взят у gottfrid в ЛАТМА нуждается в помощи
ОЧЕНЬ ВАЖНО! Очень.

Оригинал взят у kot_shred в ЛАТМА нуждается в помощи
Originally posted by baranium at ЛАТМА нуждается в помощи
Друзья, поможем ЛАТМЕ!

http://www.facebook.com/photo.php?fbid=10201280100581915&set=a.1641162266304.2089055.1154233056&type=1&theater

Tal Gilad
בעצתו של דורון בורשטיין (תודה!) הנה שוב הפוסט הקודם שלי בצירוף תמונה, כדי שאפשר יהיה לשתף עם הלינק:

אוקיי, הגיע הרגע.

לאטמה נגמרת בסוף יולי, הרעים כבר חוגגים. סטטוסים של שמחה לאיד כבר צצים פה ושם, לצד סטטוסים משמיצים וזועמים לרעיון (הדמיוני בינתיים) שנעלה לערוץ הראשון.

גם אנחנו קוראים באינטרנט על החוזה שלנו בערוץ הראשון. בפועל אין כלום. דוחים אותנו בלך ושוב כבר שנתיים, כל פעם בתירוץ אחר, ובשלב זה לא נראה כל חוזה באופק. מה שכן נראה באופק זה סוף יולי, בו נגמר התקציב של לאטמה, ולאטמה תיעלם.

העורבים שיושבים בצד שמאל כבר מריחים את הדקה ה-90. אחרי ארבע שנים בהן הבאנו סאטירה ישראלית וציונית אמיצה, נגד הזרם, מול כל ההסתה השמאלנית שכבר הפכה למשהו שכולם כבר קיבלו בהכנעה, כי הם שיכנעו את כולם ש"ככה זה סאטירה". ארבע שנים בהן כתשנו אותם, ארבע שנים בהן האדימו אוזניהם של יריב אופנהיימר וחבריו מרוב זעם, כאשר התברר שאינם חסינים לביקורת וסאטירה נוקבת.

המסיתים, המחרימים והאויבים את ישראל, חטפו גם הם, מסרטון המשט שזכה למיליוני צפיות, הזניק את המוראל של הציבור בארץ ושינה את השקפתם של רבים בעולם, דרך קליפ "אבבא" שהרתיח את השוודים אחרי עלילת הדם באפטונבלאדט, עד חביבנו טאוויל פאדיחה, השר הפלשתיני לענייני זעם בלתי נשלט. דמות שלעולם לא היתה נוצרת בתוכניות הסאטירה ה"רגילות" שדופקות לכם בראש ממסך הטלוויזיה.

כל זה עומד להיגמר, כי נגמר הכסף. אין לנו תקציבי ענק אסטרונומיים שיש ל"ארץ נהדרת", אין לנו תמיכה בלתי מוגבלת מארגונים אירופיים ואחרים המגדירים עצמם כ"ארגוני זכויות אדם". אפילו אין לנו את תקציב מוסדות התרבות או תספורות שמקבלים תיאטראות כמו הבימה, ששחקניהם מחרימים את ההתנחלויות. מול ים הצביעות והרוע הזה, בזכות קרולין גליק המדהימה, לאטמה התקיימה עד היום בעזרת תרומות של יהודים ציוניים גאים, שההתלהבות והאמונה שלה דיברו אל ליבם. אבל גם לכוח האדיר שלה יש גבול.

היום אנחנו נראים כמו מסדר פצועים וחולים. קרולין מטופלת בשני ילדים קטנים ובשני הורים חולים הגרים בארה"ב, היא נוסעת אליהם לעיתים קרובות, וכמה עוד כבר אפשר לדרוש ממנה. נעם עם יד בגבס אבל התעקש להמשיך ולבוא לצילומים, רונית נפצעה קל מהתקפת אבנים בעת שנסעה עם משפחתה ביו"ש, אבל באה לצילומים כעבור יומיים. אני עצמי עברתי לפני שמונה חודשים ארוע בריאותי שהשבית אותי לחודשיים ועוד לא התאוששתי ממנו לגמרי, אבל קמתי, חזרתי, המשכתי לעבוד.

מהאולפן הקטן שלנו באולפן בפתח תקווה המשכנו להוציא מהדורות שבוע אחרי שבוע. בהתמדה, בלי עונות, בלי פגרות. עם המון חדוות יצירה, שמחה ואמונה. אבל עכשיו המוראל שלנו בקרשים. תחושה של תבוסה.

אז הרעים ינצחו? העורבים משמאל כבר יושבים על הענף ומחכים. כבר מצחצחים את המקור, כבר חוגגים.

אבל אתם יודעים מה, זה נותן לי מוטיבציה. התשובה שלנו לרוע ולריקנות שלהם תהיה בעשייה. כך תמיד מנצחים. אנחנו לא נרד, לכל הרוחות, אנחנו נקום על הרגליים, לאטמה לא תיעלם. אסור שהפרוייקט האדיר הזה ייפול. לאטמה חייבת להישאר ולהמשיך לתת פתחון פה לציבור שדוכא על ידי התקשורת והשמאל, הציבור שהיינו בשבילו כאוויר לנשימה בכל שבוע.

בשביל כל זה הציבור צריך לעזור לנו. אנחנו צריכים כסף. פשוט כך. עלות התיפעול של לאטמה לחודש שלם היא כ-220,000 ש"ח, רבע מתוכנית אחת – אחת! - של ארץ נהדרת. בשנה אנו זקוקים ל2.6 מיליון ש"ח, לשנה שלמה. זה לא בשמיים, זה משהו שאם נקום כולנו וניתן מה שאנחנו יכולים – אפשר להגיע לזה. “ארץ נהדרת" תצליח להוציא בקושי שלוש תוכניות שבועיות עם תקציב כזה, אנחנו עושים 50 תוכניות. עם חצי מזה נעשה חצי שנה, עם כפול נעשה שנתיים, בכל מקרה זה ייתן לנו חמצן ויכולת להתחזק ולהתארגן מחדש לקראת העתיד.

לא מספיק לעשות כאן לייק או להביע צער ודאגה. זה לא הזמן לבכות, לשבת ולקטר על המדינה, על השמאל שהשתלט לנו על החיים, זה הזמן לפעול! הכניסו יד לכיס ותתרמו בלינק שמופיע למטה, בצ'ק, העברה בנקאית או כרטיס אשראי. כמה שאתם יכולים, 20, 50, 100, כמה שאפשר. שקל לשקל, נגיע לזה!

בקרוב נעשה גם סרטון התרמה באתר הדסטארט. אנחנו נצליח, אנחנו יכולים לעשות את זה! שתפו, שתפו, שתפו, כמה שיותר! שלחו לכולם, שזה יגיע לכל הארץ, מצדי שיגיע גם לשונאים והם בטימטומם יפיצו את זה כמעשה בלעם כדי ללעוג, להשמיץ ולצרוח, שזה יגיע לכל יו"ש, לכל מייל, לכל מי שהמדינה הזו באמת יקרה לו.

תנו ללאטמה לנצח!

http://latma.mrp-bsd.co.il/docs/P129




Экономический флешмоб

Флешмоб от aleksand1975 - он предлагает написать список прочитанных книг, которые хоть как-то связаны с экономикой. Вот мой:

Людвиг фон Мизес: "Социализм", "Бюрократия", "Теория денег и кредита" (в процессе), "Человеческая деятельность" (в процессе)
Фридрих фон Хайек: "Дорога к рабству", "Контрреволюция науки", "Закон, законодательство и свобода" (в процессе)
Джулиан Саймон: "Неисчерпаемый ресурс"
Милтон Фридман: "The Tyranny of the Status Quo", "Свобода выбирать", "Капитализм и свобода"
Эрнандо де Сото: "Иной путь: Невидимая революция в третьем мире"
Ричард Пайпс: "Россия при старом режиме", "Свобода и собственность" (в планах)
Элiнор Остром: "Керування спiльним" (в планах)
Лариса Буракова: "Почему у Грузии получилось"

Еще читал несколько серьезных обзоров по израильской экономике - историю экономических реформ, структуре молочного "рынка", фискальной политике.

Feb. 27th, 2013

С 29 января мы живем в Израиле, в городе Реховоте.

Для тех, кто читает мой Facebook или ЖЖ моей жены, это, конечно, уже не новость.
Дебаты Обамы с Ромни и разговор Путина с Меркель демонстрируют новый способ одерживать победу в публичной дискуссии - солгать самым наглым и неожиданным образом. Конечно, оппонент потом докажет, что это была ложь, но это будет потом. А пока, когда все телекамеры направлены на него, он только беспомощно открывает рот и лихорадочно соображает: "Неужели это может быть правдой?"