Shmuel-Leib Melamud (lamed) wrote,
Shmuel-Leib Melamud
lamed

Контроль за ценами - это не решение

Бывший инспектор по ценам на продукты: “Создание конкурентных рыночных условий полезнее, чем контроль”

Мейрав Арлозоров

Министр финансов Яир Лапид накануне праздника Суккот отозвался о движении “Берлинского протеста” с искренним сочувствием: “Я присоединяюсь к гневу общественности”, - сказал он.

“Израильтяне задают вопрос, почему в Берлине дешевле. Если посмотреть на нынешний бюджет”, - добавил Лапид, имея в виду бюджет на 2015 год и сопутствующий ему закон о хозяйственном регулировании, которые были утверждены правительством, - “можно увидеть, что есть все больше и больше товаров, цены на которые контролируются. Мы будем продолжать вносить дополнительные товары (в список контролируемых - М.А.), не спрашивая производителей”.

Сочувствие министра финансов весьма трогательно, однако, прежде чем предлагать окончательное решение вопроса дороговизны продуктов питания в Израиле - государственный контроль над ценами - министру стоило бы ознакомиться с одним документом. Документ от 11 июня на нескольких десятках страниц излагает свидетельские показания Цивья Дори в рамках уголовного процесса против производителей стандартного хлеба по обвинению в нарушении Закона об ограничениях предпринимательской деятельности. Управление по ограничениям предпринимательской деятельности обвинило пекарни и их руководство в том, что они согласовывали между собой размер предоставляемых скидок на контролируемые сорта стандартного хлеба - скидок, которые даются торговым сетям - а также предложений по различным тендерам.

Дори по поручению Министерства экономики (в прошлом - Министерства промышленности и торговли) контролировала цены на стандартный хлеб в том числе и в тот период, когда, согласно обвинению, существовали договоренности между пекарнями по поводу скидок. Дори работала инспектором по ценам в Министерстве промышленности и торговли с 1995 по 2011 год - на протяжении 15 лет без перерыва, став, по всей видимости, крупнейшим в Израиле специалистом по контролю за ценами на продукты питания. Поэтому интересно услышать ее мнение по поводу инспекции, которой она сама заведовала.

“После 15 лет работы инспектором”, - заявила Дори суду, - “я уже не верю, что контроль - вещь полезная. Я верю, что создание конкурентных рыночных условий гораздо полезнее контроля. Это моя принципиальная позиция, и это также верно в отношении хлеба”.

Нечасто услышишь, чтобы регулятор заявлял под присягой, что его регулирование немногого стоит. Есть основания для такого заявления Дори, и они обнаруживаются в результатах расследования Управления по ограничениям и в обвинительном заключении против руководства пекарен, представленном по его итогам. Главная причина в том, что контролер на самом деле не контролирует, а, по большому счету, и не знает, что происходит у тех, кто находится под его надзором.

В своих свидетельских показаниях Дори подтверждает, что проверка инспектором по ценам цен на стандартный хлеб (и примерно так же происходит и с другими контролируемыми товарами) заключается в проверке нескольких ценовых параметров, связанных с себестоимостью хлеба: стоимости энергии, муки и заработной платы. Любое существенное изменение одной из этих трех величин ведет к изменению контролируемой цены на хлеб. Только раз в несколько лет - Дори не сказала, сколько именно - инспектор берет в руки финансовые отчеты, чтобы проверить правильность сообщаемых ей показателей рентабельности. И результаты этой проверки, как правило, не соответствуют действительности, поскольку основываются на отчетах, составленных главным бухгалтером проверяемой пекарни.

Только в исключительных случаях - Дори утверждает, что для пекарен такого не случалось - инспектор может высказать возражения против цифр, фигурирующих в финансовых отчетах и потребовать изменить распределение расходов (распределение расходов критично для производителей, часть продукции которых контролируется, а часть - нет, производитель заинтересован в том, чтобы по максимуму отнести расходы на счет того продукта, который контролируется, чтобы доказать его убыточность, и что необходимо повысить цену на него).
Цены на контролируемые товары. Сверху - розничные, снизу - оптовые

“Ты с ума сошел? Еще снимут с нас контроль”

О слабости контроля и об отсутствии информации у инспектора обо всем, что касается реальных издержек производства стандартного хлеба свидетельствуют показанные в присутствии Дори документы о внутренних расценках на стандартный хлеб, а также цены, предлагавшиеся на тендерах для больших учреждений. Не было никакой связи между контролируемыми ценами и теми расценками, которые установили пекарни. На больших тендерах стандартный хлеб продавался почти за половину от контролируемой цены. Дори не имела никакого представления обо всем этом.

Ирония в том что, о скидках, предоставленных торговым сетям, Дори еще как знала. Пекарни показывали Дори реальную цену, по которой они продавали стандартный хлеб торговым сетям, цену, которая ниже контролируемой цены для потребителя, для того, чтобы доказать, насколько низка рентабельность производства стандартного хлеба - другими словами, сколько они теряют на его производстве. Это использовалось для оказания давления на Дори с тем, чтобы повысить контролируемую цену на хлеб, и, по крайней мере, иногда они получали желаемое. Иными словами, инспекция по контролю за ценами Министерства промышленности и торговли знала, что пекарни предоставляют скидки на контролируемую цену, и вместо того, чтобы сделать вывод, что контролируемая цена, по всей видимости, слишком высокая и ее нужно снизить, она, напротив, считала это основанием для повышения цены.

Необходимо подчеркнуть, что скидки, предоставленные пекарнями торговым сетям, почти никогда не возмещались из кармана потребителя - стандартный хлеб всегда продавался потребителю по полной контролируемой цене. Эти скидки только увеличивали диапазон прибыли торговых сетей - возможно, за счет прибыли пекарен, но наверняка за счет покупателя, который заплатил слишком высокую контролируемую цену. Но несмотря на то, что реальность всем хорошо известна, это не привело к изменению политики инспекции по контролю за ценами, и цена на стандартный хлеб не была снижена на величину скидки.

При всем том, нельзя недооценивать Дори. Она, бесспорно, была в курсе, что ее постоянно дурачат. Поэтому она совсем не была удивлена, когда ей дали прослушать скрытую аудиозапись встречи директоров пекарен, на которой они договаривались о размерах скидок для торговых сетей. И больше всего на этих встречах они были обеспокоены тем, как бы стандартный хлеб не был выведен из-под контроля. На скрытой аудиозаписи, сделанной Управлением по ограничениям, слышно, как один из директоров говорит другому: “Ты с ума сошел, еще снимут с нас ценовой контроль”.

“Это правда”, - подтверждает Дори в своих показаниях в суде. “По моим оценкам, пекарни обеспокоены, по всей видимости, тем, что если не будет контроля, торговые сети не разрешат завысить цену. Другими словами, контроль помогает им, пекарням, держать высокую цену. Поэтому я всячески поддерживаю устранение контроля, что лишь усилит конкуренцию”. Дори объясняет, что торговые сети не склонны позволять пекарням повышать цену стандартного хлеба, потому что это базовый, очень заметный продукт. И что единственный способ, которым пекарни могут навязать торговым сетям повышение цен - это приказ контролирующего органа.

“Берман прямо-таки умоляет”, - свидетельствует она о директоре одной из больших пекарен, - “чтобы перед отменой контроля разрешили поднять цены. Если бы он знал, что сможет повысить цены даже в отсутствие контроля, он бы об этом не просил. Это еще раз подтверждает, что контроль очень удобен для него, потому что он позволяет ему повышать цены. Он боится, что после того, как контроль отменят, появится конкуренция и ему будет тяжело”.

Система непригодна для сдерживания цен

Тот факт, что контролируемые компании заинтересованы в контроле, потому что только он позволяет им повышать цены, демонстрирует всю глупость предложения министра финансов по решению проблемы дороговизны жизни при помощи контроля над ценами. Есть серьезные основания подозревать, что, по крайне мере, в части отраслей он приведет, главным образом, к устранению конкуренции и завышению цен вместо ожидаемого обратного эффекта. По словам Дори, были еще контролируемые отрасли, которые очень просили сохранить контроль.

Проблема в том, что политики не позволяют фактам запутать себя. Еще одна вещь, которая выяснилась благодаря показаниям Дори - настойчивые попытки министров промышленности и торговли Рана Коэна и Далии Ицик скрыть от общественности все, что касается цен на контролируемый хлеб. Ицик всеми силами пыталась не допустить удорожания стандартного хлеба - даже когда в инспекцию поступили жалобы пекарен по поводу убытков, и она рекомендовала повысить цену. В качестве компромисса, Ицик согласилась на удорожание нарезанного хлеба, при условии, что цена на стандартный ненарезанный хлеб останется низкой. Следствием этого стала противоестественная разница в цене стандартного хлеба (2,32 шекеля за буханку в 2002 г.) и стандартного хлеба нарезанного (3,80 шекелеля за буханку) - арбитражная разница в 1,5 шекеля, что, разумеется, привело к тому, что супермаркеты приобрели машинки для нарезания хлеба, давая покупателям возможность купить стандартный хлеб по дешевке и потом нарезать его. Дори не отрицала, что это было политическое решение, не имевшее ни профессионального, ни экономического обоснования, и что профессионалы высказались против него. “Это решение не объяснялось разницей в себестоимости”, - говорит она. “Это было сделано из тех соображений, что стандартный хлеб должен оставаться дешевым, чтобы представители социально слабых слоев населения могли его купить”.

Такое политическое руководство ценами стало для пекарен поводом для празднования. “При всем нашем самодовольстве”, - говорит один из директоров на аудиозаписи, - “стандартный хлеб нарезанный - это основной продукт, позволяющий пекарням сохранить рентабельность”.

Обескураживающие свидетельства Дори уже заставили государство действовать. Цена на стандартный хлеб сейчас детально исследуется для выяснения реальных издержек его производства. Было решено также произвести кардинальные изменения в методах работы инспекторов по ценам. Предложения по этому поводу были внесены в черновик закона о хозяйственном регулировании на 2015 год - в соответствии с ними государство прекращает признавать скидки, предоставленные торговым сетям в рамках контролируемой цены. Также сразу была начата тщательная проверка имеющихся данных о наценках торговых сетей. Кроме того, государство сделало выводы, насколько глупо сохранять контроль над ценами там, где есть возможность конкуренции - в случае стандартного хлеба это выражается в опасениях пекарен, что без поддержки со стороны инспекции они будут вынуждены конкурировать между собой - и насколько важно сосредоточить контроль только на тех товарах, где есть подозрение на отсутствие конкуренции.

Главный вывод, за который надо поблагодарить Дори в первую очередь: в общем и целом, ценовой контроль - это система, непригодная для сдерживания цен, а правильный подход - это открытие рынка для конкуренции. Если судить по словам министра финансов, непохоже, чтобы политики усвоили этот урок.

Оригинал: http://www.haaretz.co.il/beta/1.2461501
Перевод Шмуэля-Лейба Меламуда (lamed)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments